Зоогеографический Анализ И Пути Формирования Орнитофауны

Полесью, как и каждой территории, свойственна определенная орнитофауна. Сравнивая ее с видовым составом смежных территорий, с условиями жизни видов и, наконец, с условиями прошлого, можно проследить процесс становления ее и наметить задачи по реконструкции. Еще в 1882 г. М. А. Мензбир писал, что полное понимание фауны какой-либо местности может быть достигнуто только путем изучения видового состава, условий жизни видов, их распространения в пространстве и времени.

Многочисленные материалы по современному распределению птиц, частично и палеонтологические, дали возможность выделить на территории Союза и вне его отдельные зоогео- графичеекие области. Границы этих областей, тем более мелких подразделений внутри их, непостоянны, так как хозяйственная деятельность человека вносит изменения в фауну. В Полесье широко проводится мелиорация болот, интенсивно используются лесные массивы. Все это за сравнительно ко-роткое время отразилось на облике территории, на ее климате, ландшафтах, а вместе с тем на распространении и численности животного населения. Следовательно, при характеристике его в той или другой области следует исходить в первую очередь из современных условий, условий современных ландшафтов и происходящих в них изменений.

Под «ландшафтом» С. В. Кириков понимает значительную обособленную часть природной зоны или переходную между ними полосу, обладающую характерными особенностями состава растительности и животного мира, особенностями климата, почв, вод и устройства поверхности, а также характерными особенностями изменений жизненной среды как ежегодных сезонных, так и тех, которые совершаются в течение длительного периода под воздействием различных факторов.

В геоботаническом отношении территория Белоруссии относится к округу хвойно-широколист- венных лесов с характерной для них примесью широколиственных пород к хвойным. По Л. С. Бергу, Белоруссии расположена в лесной зоне в подзоне смешанных лесов. Считается, что граница этой зоны совпадает с южной границей сплошного распространения ели. Последняя пересекает Полесье в широтном направлении, так что в его пределах соприкасаются две растительные формации — елово-широко- лиственные и широколиственные леса западноевропейского типа. По этой причине эта территория заметно отличается от других частей республики. Кроме того, в Полесье много болот и внутренних, преимущественно эвтрофных водоемов. Эти особенности в сочетании с преобразующей деятельностью человека определили облик орнитофауны Полесья.

Первая попытка установления зоогеографической принадлежности Полесья предпринята О. Цед- лицем. Анализируя подвидовые формы, он пытался установить, несет ли орнитофауна Припятских болот какие- либо следы самобытности, признаки местного порядка или же она находится под влиянием соседних фаун и является смешанной, переходной. С этой целью О. Цедлиц приводит четыре группы птиц в подвидовом обозначении, из сравнения которых приходит к заключению, что на орнитофауну исследуемой им местности самое большое влияние оказывают элементы востока, в меньшей степени севера и еще в меньшей степени запада. Влияние востока на состав местной орнитофауны подчеркивается еще и тем, что по сравнению с типичными птицами севера, гнездящимися в Полесье,—Limosa lapponica и Turdus pilaris — установлено гнездование шести видов: Larus minutus, Gircus macrourus, Hie^tos pennatus, Circaetus gallicus, Lanius minor, Muscicapa collaris, распространенных на востоке. По мнению О. Цедлица, различное соотношение в группах подвидов птиц вызвано событиями ледникового времени.

Ошибочность некоторых положений О. Цедлица была показана А. В. Федюшиным, полагавшим, что подвидовые формы могли явиться результатом не только событий ледникового времени, влияния соседних фаун, но также изменений местных условий в послеледниковое время. Отметим, что некоторые подвиды птиц, на которые указывал О. Цедлиц, широко распространены и не могут быть показательными при суждении о влиянии тех или других элементов на местную орнитофауну. К ним относятся: Dendrocopos major major, Gorvus cornix cornix, Parus palustris palustris, Saxicola oenanthe oenanthe, Alauda arvensis arvensis, Turdus viscivorus jubiMens. Кроме того, гнездование Limosa lapponica считается теперь сомнительным, а существование некоторой части подвидов, приведенных О. Цедлицем, впоследствии не подтвердилось.

По схеме зоогеографического районирования Палеарктики, предложенной М. А. Мензбиром, территория Белоруссии, в том числе и Полесье, находится в пределах Европейско- Сибирской подобласти, северной провинции и североевропейской подпровинции. Из указанных им птиц для северной провинции в Белорусском Полесье нет на гнездовье краснозобой гагары, гуменника, серого гуся, свиязи, турпана, неизвестно о гнездовании хохлатой чернети, не гнездится на территории длинноносый крохаль, обыкновенный крохаль и луток. Эти виды встречаются на территории Полесья только на пролете. Из хищных птиц нет на гнездовье кречетов, мохноногого канюка, неизвестно о гнездовании орлана-белохвоста. Из куриных птиц только в северной части Полесья сохранилась белая куропатка. Из куликов, которые приводятся характерными для северной провинции, нет на гнездовье золотистой ржанки, кулика-сороки, плавунчика. По его мнению, чайки и крачки в пределах северной провинции немногочисленны, и для нее указывается клуша, серебристая чайка, сизая чайка, обыкновенная чайка и речная крачка. Из них первые три встречаются в Полесье на пролетах. Обыкновенная речная чайка, хотя и гнездится, по нашим данным, в Полесье, но встречается редко. Только речная крачка обыкновенна в Полесье. Вместе с этим в Полесье есть на гнездовье малая чайка, черная, а в юж-ной части—белокрылая и малая крачки. Из сов, характерных для северной провинции, в Белорусском Полесье не найдена на гнездовье ястребиная сова, а длиннохвостая неясыть и мохноногий сыч гнездятся очень редко.

Таким образом, ряд видов птиц, приведенных М. А. Мензбиром как характерных для северной провинции, на территории Белорусского Полесья не гнездится. Наоборот, подавляющее большинство видов, характерных для переходной провинции, расположенной вне пределов Полесья, за редким исключением, здесь обыкновенны. Это — серая куропатка, клинтух, горлинка, лысуха, камышница, погоныш, малый погоныш, черныш, перевозчик, травник, серая утка, белоглазый нырок, малая выпь, белый аист, обыкновенная пустельга, кобчик, большой подорлик, малый подорлик, красный коршун, домовой сыч, сипуха, ушастая сова, обыкновенный козодой, вертишейка, белоспин- ный дятел, садовая овсянка, жулан, чернолобый сорокопут и т. д.

Учитывая видовой состав гнездящейся орнитофауны, мы считаем, что Белорусское Полесье территориально лучше отнести к переходной провинции. Вообще же авифаунистический комплекс Полесья находится в пределах-переходной зоны. На территории Союза он расположен в средней и южной полосе Европейской части, а также в Западной Сибири. Он распределяется между широколиственными лесами, степями и культурным ландшафтом. Но поскольку в Полесье соприкасаются две растительные формации, мы считаем, что для исследуемой территории лучше принять схему зоогеографического районирования Б. А. Кузнецова. По этой схеме территория Белоруссии, в том числе и Полесье, относится к бореально-лесной подобласти, к провинции широколиственных и смешанных лесов Европы,

И. Н. Сержанин, рассматривая зоогеографические особенности Белоруссии, выделяет в ее пределах две области — елово-широколиственных и широколиственных лесов, разделяя их линией сплошного распространения ели. Отметим, что в современном понятии Белорусское Полесье занимает значительно большее пространство, чем область широколиственных лесов в пределах республики, а граница сплошного распространения ели, идущая с востока на запад до Беловежа, делит эту территорию на две части. Обосновывая разделение территории республики на две природные области, а затем и зоогеографические районы, И. Н. Сержанин приводит пять комплексов или групп видов наземных позвоночных, различных по происхождению и распространению. При этом подавляющее большинство птиц, объединенных автором в комплексы, принадлежит к дендро- фильным видам, в меньшей степени — к видам открытых пространств. Однако облик той или другой области определяется всем комплексом ее обитателей, живущих в разных экологических условиях. Поэтому мы рассматриваем Полесье как обособленную естественноисторическую область, заметно отличную от других частей Белоруссии не только компонентами указанных комплексов, но и видами птиц, связанными экологически с водоемами и береговой растительностью. По количест-ву видов это местообитание стоит на первом месте и в целом характеризует Полесье как обширную заболоченную впадину с множеством рек и речек, стариц, озер и канав.

Анализ состава птиц показывает, что количество гнездящихся видов здесь значительно большее, чем в других частях Белоруссии . На Витебщине таких видов, по материалам А. В. Федюшина, насчитывается 154. Если добавить еще несколько видов, гнездование которых установлено позднее, то и тогда число видов едва ли превысит 170. Даже в граничащих с Полесьем Гродненщине и в Беловежской пуще число гнездящихся видов не превышает этого числа в Белорусском Полесье, где к настоящему времени, бесспорно, установлено гнездование 192 видов. Из этого числа гнездование некоторых видов птиц пока неизвестно в районах, расположенных севернее. К ним относятся ушастая поганка, серая утка белоглазый нырок орел-карлик, красный коршун, степной лунь, сипухадрофа, авдотка, белокрылая крачка, поручейник, средний пестрый дятел, просянка, усатая синица, ремез короткопалая пищуха, горихвостка-чернушка.

Все перечисленные виды имеют различную экологическую специализацию, проникли на территорию Полесья с запада, юго-запада, юга и юго-востока. Кроме того, в Белорусском Полесье встречается значительное число и широко распространенных видов, численность которых в соответствии с природными условиями Полесья заметно большая, чем в северных районах. Эти виды объединены нами в группы с учетом экологической специализации.

В ид ы, связанные с л у гам и, болотами, во-доемами и прибрежной растительностью: большая выпь, малая выпь, белый аист, черный аист, малая поганка, красноголовый нырок, гоголь, камышовый лунь, лысуха, камышница, погоныш, травник, бекас, болотная овсянка, дроздовидная камышевка, камышевка-барсучок.

Заметно большая численность черного и белого аистов в Полесье объясняется, по нашему мнению, температурным режимом территории,, повышенной влажностью и обширными пространствами низинных болот, для черного аиста к тому же — лесистостью и сравнительно слабой заселенностью местности. Кормовые угодья обоих видов, за редким исключением, однотипны. Это — пойменные луга, болота, побережья многочисленных водоемов, изобилующие различными беспозвоночными, амфибиями, а также рыбами. Обилие рыб объясняется весенними разливами рек, захватывающими большие пространства, когда вместе с водой на луга и даже в близлежащие леса заходит щука для нереста. В результате этого на лугах, даже по канавам в лесах, и в различных озеринах в течение мая и июня появляется масса молоди щуки, которая и является хорошим кормом птицам. На мелких прогреваемых участках скопляется икра амфибий. Прибрежная полоса стариц и озерин богата моллюсками, которыми питаются выпи, кулики и пастушковые птицы. Здесь же благоприятны и условия гнездования для этих птиц.

Несколько особняком стоит распространение малой поганки и красноголового нырка, с одной стороны, гоголя — с другой, различных по своему происхождению. Малая поганка и красноголовый нырок предпочитают водоемы эвтрофного типа с обильной прибрежной растительностью. Иногда это незначительные водоемы со стоячей или только слегка проточной водой. Водоемы северной половины республики отличны от водоемов Полесья и не столь благоприятны для жизни этих видов. Не случайно, по-видимому, гнездование малой поганки и красноголового нырка в северо-западной части республики установлено нами не на озерах, а на искусственных прудах длительного пользования, весьма сходных по характеру растительности с естественными биотопами, занимаемыми этими птицами в Полесье.

Гоголь причислен к редким видам. Между тем находки этой птицы в гнездовое время, а также данные анкет указывают, что по сравнению с севером, а также средней полосой Белоруссии, где гоголь отсутствует, более- благоприятно для жизни птицы Полесье. Здесь у водоемов сохранились еще старые лиственные леса с дуплистыми деревьями, в которых гнездится птица.

Виды, связанные с лесом: малый подорлик, горлинка, клинтух, обыкновенная неясыть, зеленый дятел, иволга, дубонос, лазоревка, зеленая пересмешка, черный дрозд. Эти виды южного и юго-западного происхождения. Численность их уменьшается к северу по той причине, что обитают они в широколиственных лесах, широко распространенных в Полесье, но менее в северных районах республики. Обилие в ольшаниках по болоту, но преимущественно в дубравах, дубово-грабовых увлажненных лесах разных видов рептилий является, по нашему мнению, основной причиной гнездования в Полесье такого узко специализированного в отношении питания хищника, как орел-змееяд. Дуплистые деревья в этих лесах, а также мышевидные грызуны, локализующиеся в лесной подстилке, обеспечивают наилучшие места гнездования и корм для сов.

Виды, связанные с открытыми пространствами в культурном ландшафте: сизоворонка, удод — оба южного происхождения, оба дуплогнездники. Заметно большую их численность в Полесье следует связывать с действием комплекса факторов — происхождением и путями расселения, наличием мест гнездования и открытых пространств.

Все сказанное о распространении птиц подчеркивает, по нашему мнению, основные природные особенности Белорусского Полесья.

Следует отметить, что виды как темнохвойных, так и ши-роколиственных лесов могут проникать из одной области в другую, появляясь в казалось бы несвойственных им местах.

Это следует иметь в виду при зоогеографическом районировании, так как в Конечном счете изменяющиеся границы ареала вида являются индикаторами изменяющихся условий в ландшафтах. С этой точки зрения мы подходим к зоогеографиче- скому районированию Полесья, руководствуясь в первую очередь данными по распространению преимущественно стено- топных видов птиц. Нами выделены северный, или переходный, западный и восточный районы.

Северный район Белорусского Полесья, который принято называть Предполесьем, мы условно ограничиваем с юга широтой Слуцка, с севера — Минска. Он расположен в области елово-широколиственных лесов в "пределах республики. Здесь проходит северная граница распространения граба, а граница сплошного распространения ели лишь немногим выходит к югу. Район характеризуется господством ландшафта елово-широколиственных лесов. Растительность района мозаична, отличается характером составляющих местообитания пород и распределением на территории. Вместе с чистыми и в ряде мест высокопроизводительными ельниками произрастают сложные елово-широколиственные леса. На местах рубок ели хвойные насаждения заменяются чисто лиственными. Наиболее развита ель в сложных, например елово-дубово-грабовых, лесах, где она находится почти в одном ярусе с дубом. Подлесок распределен неравномерно, но развит хорошо. В направлении к югу в составе лесов ель постепенно заменяется широколиственными породами.

По данным В. И. Перехода, в более северном Пухо- вичском лесхозе площадь ели составляет 8,4%, дуба—0,5%, в более южном Стародорожском ели—5,6%, дуба—2,0%, а еще южнее в Любанском лесхозе ели—3,8%, дуба—3,9%. В Лельчицком лесхозе ель совсем выпадает, а дуб составляет 10,2%. Это показывает, насколько выражена переходность в составе растительности северного района, и его, по нашему мнению, следовало бы назвать районом смены ландшафтов.

В этой части Полесья можно выделить в качестве основных местообитаний птиц ельники разных типов и елово-дубово-грабовые леса. Здесь обитают белая куропатка, ореховка, чиж, трехпалый дятел, лесная завирушка, распространенные в тайге, отчасти в тундре. Места находок этих видов лежат в пределах названного зоогеографического района. Только белая куропатка связана с наиболее распространенными в этой части Полесья моховыми болотами, другие же обитают в насаждениях с елью.

Елово-широколиственные леса влияют на распространение и других видов птиц, связанных с ельниками. Здесь обычны клестеловик, хохлатая синица, черная синица, белобровый дрозд, несомненно, менее численные в пределах южных районов и известные по единичным находкам.

В северном районе неизвестно гнездование орла-карлика, красного коршуна, сипухи, мухоловки-белошейки и нахождение ряда видов, не связанных с лесной растительностью, но своим распространением заметно -отличающих этот -район от южных. Здесь не найдены белоглазый нырок, белокрылая, крачка, малая крачка, горихвостка-чернушка, степной лунь, дрофа, не найдена на гнездовании авдотка, иногда встречающаяся здесь в негнездовое время. В елово-дубово-грабовых лесах к видам, обитающим в ельниках, добавляются характерные для широколиственных лесов горлинка, средний пестрый дятел, зеленый дятел, дубонос. Проникая к северу вместе с широколиственными лесами, они уже становятся малочисленными или даже редкими. Таким образом, елово-дубово-грабовые леса удовлетворяют требованиям обитателей ельников и широколиственных лесов. В них сочетаются орнитоценозы хвойных и лиственных лесов, что говорит о богатстве птиц этого местообитания. Хорошие защитные и гнездовые условия—дуплистые деревья, густой подрост и подлесок и в связи с этим разнообразие растительных и животных кормов — привлекают в эти леса много других видов птиц, не характерных для данного ценоза. Это — тетеревятник, перепелятник, осоед, черный коршун, чеглок, ушастая сова, вальдшнеп, большой пестрый дятел, ворон, ворона, скворец, иволга, зеленушка, зяблик, лесной конек, пищуха, обыкновенный поползень, большая синица, длиннохвостая синица, черноголовая гаичка, пеночка-желтобровка, крапивник, певчий дрозд.

К югу от. северного, или переходного, района до республиканской границы с УССР выделяются западный и восточный районы. Граница между ними проходит приблизительно от Припяти к северу по р. Птичи до границ северного района, к югу по р. Уборти до границы. На территории этих районов господствует ландшафт широколиственных лесов западноевропейского типа. В его растительных группировках участвуют теплолюбивые породы—дуб, граб, ясень, клен, липа. В подлеске обычны орешник, крушина, бересклет европейский и бородавчатый, смородина, калина и др. В разнообразном травянистом покрове много ягодников. Основными местообитаниями птиц являются здесь дубравы, дубово-грабовые и дубово-ясеневые леса. Значительные площади здесь заняты ольшаниками. В.Озеранском лесничестве Туровского лесхоза, Данилевичском лесничестве Лельчицкого лесхоза дубовые и дубово-грабовые древостой поражают своим величием и нетронутостью. Здесь сохранились деревья, господствующие по высоте над остальными. В жаркие безоблачные дни, когда сквозь сомкнутый полог дубов, грабов и огромных сосен пробиваются солнечные лучи, в таких лесах парит. От сваленного-бурелома, покрытого мхом и лесной подстилкой, тянет прелой гнилью. В более редком древостое пышно развит подрост и подлесок.

Дубово-грабовые леса создают большое количество экологических ниш как для узко-, так и широко специализированных видов птиц. Весьма обыкновенны и даже многочисленны здесь малый подорлик, обыкновенная неясыть, горлинка, клинтух, средний пестрый дятел, зеленый дятел, белоспинный дятел, дубонос, лазоревка, зеленая пересмешка, черный дрозд. Виды же таежных лесов — длиннохвостая неясыть, ореховка, клестеловик, белобровый дрозд, хохлатая синица — уменьшаются в численности, становятся редки или совсем не гнездятся.

Западный район отличается большой влажностью, пышным развитием широколиственных лесов и обширными площадями болот. Здесь попадаются на гнездовье южные, западные и юго-западные виды, не найденные пока на гнездовье в восточном районе? Это — орел-карлик, красный коршун, сипуха, короткопалая пищуха, а также горихвостка-чернушка, известная в Беловежской пуще. В этом районе становятся очень редкими большой подорлик, белая лазоревка, чечевица. Гнездование первых двух известно по единичным находкам, а чечевицы— точно не установлено. Не проникает в пределы западного района и поручейник.

Отмеченные виды птиц связаны с лесом, болотами и кустар-никовыми порослями на них. Численность птиц открытых пространств в западном зоогеографическом районе сравнительно невелика. При этом в распространении отдельных представителей заметна следующая особенность, обязанная, по-видимому, хозяйственной деятельности человека. Дрофа и авдотка более полувека назад были известны на Пинщине, но вследствие распашки земель теперь не встречаются. Освоение земель, прилежащих к Днепро-Бугскому каналу, привело к тому, что по сравнению с центральным Полесьем пространство между Пинском и Брестом оказалось малолесистым. В настоящее время здесь отсутствует глухарь, малочислен рябчик. Поэтому здесь возможно влияние степных и лесостепных элементов авифауны. Об этом говорит единственная находка в 1952 г. гнезда серого сорокопута в окрестностях заповедника «Беловежская пуща», о которой нам сообщил препаратор В. Ф. Дацкевич, а также гнездование его в этой части Полесья на Украине. По данным

На крайних северо-западных границах Белорусского, Полесья расположена Беловежская пуща, характерная разнородностью древесных пород. Наибольшую площадь в ней занимает сосна, затем идет ель, дуб, граб, береза, ясень и т. д.. Лесорастительные условия Беловежской пущи, а в связи с этим и стации обитания птиц весьма сходны с таковыми в переходном- районе Белорусского Полесья. На близость состава орнитофауны с этим районом указывает обитание в пуще некоторых видов, связанных с темнохвойными лесами. В Беловежской пуще, по В. Ф. Гаврину, найдена длиннохвостая неясыть; по-видимому, гнездится трехпалый дятел, так как 25 и 30.VII 1949 г. добывались молодые птицы, a 30.III добыта взрослая самка- с увеличенными фолликулами; известны летние встречи чижей; во всех лесничествах пущи известен как гнездящаяся птица снегирь.

Восточный район более континентальный и засушливый, здесь меньше низинных болот и много незаболоченных безлесных земель. Большая часть этого района малолесистая, а на юго-востоке, включая Брагинский и Комаринский районы, почти безлесна. Малолесисты также Мозырский и Наровлянский районы. В одних случаях открытые пространства представлены здесь песками, покрытыми чахлой растительностью, в других — землями, занятыми сельскохозяйственными культурами, частью освоенными целинными минеральными, частью торфяно-болотными. В этом районе преобладают степные и лесостепные виды птиц — серая куропатка, перепел, пустельга, кобчик, чернолобый сорокопут, сизоворонка, садовая овсянка, хохлатый жаворонок, полевой конек. Мелкие кустарниковые поросли при полях, одиночные деревья или группки  их на открытых местах—наиболее благоприятные места для обитания этих видов. Густой и высокий травостой посевов обеспечивает некоторым птицам защитные условия, а насекомые, которые концентрируются в кустарниках по обочинам дорог, в кавальерах, и падалица хлебов — корм.

Широко распространенные в Белорусском Полесье сосновые леса бедны видами населяющих их птиц. В них встречаются виды, характерные как для еловых лесов, так и для широколиственных. В рединах сосновых лесов очень часто попадается также удод. В них же обитают виды других лесных насаждений. Следовательно, орнитоденоз соснового леса слагается из выходцев елового и широколиственного леса. Рябчик—исконный обитатель тайги и составной ее части — ельников гнездится в смешанных сосново-лиственных насаждениях, попадаясь, по нашим данным, на гнездовье в сосняках багульниковых и, по-видимому, как исключение даже в чистом сухом сосновом бору. Только глухарь в период размножения придерживается сосновых лесов, частью заболоченных, частью сухих.

Оценивая влияние на местную орнитофауну элементов соседних фаун, можно заметить, что в ней преобладают стенотопные виды юго-западного, южного и юго-восточного происхождения, характерные в первую очередь для широколиственных лесов, степи и лесостепи. Подавляющее большинство их известно на соседних с Полесьем территориях с запада, с юга и востока. Влияние элементов темнохвойных лесов выражено в меньшей степени. Некоторые виды птиц из таежного комплекса, например юрок, не достигают пределов Полесья. Он известен в северной половине республики только по единичной находке. Гнездование снегиря сначала предполагалось только до широты Западной Двины, затем установлено в верховьях Березины. Единичные встречи снегиря летом известны в лесах около Бобруйска, т. е. в Предполесье, но в южном Полесье он не найден и. попадается только на пролете и зимой.

Таким образом, орнитофауна Белорусского Полесья смешанная, с явно выраженной переходностью.

Отметим, что границы распространения некоторых видов птиц не укладываются в рамки современных условий. Если уменьшение численности, например, дроздовидной камышевки, камышевки-барсучка, ремеза можно связать с сокращением тростниковых и ивняковых зарослей по направлению к северу, то объяснить распространение белокрылой крачки, малой крачки, которые не заходят в пределы северного района, затруднительно. Точно так же не ясны условия, определяющие распространение белоглазого нырка, серой утки, дербника. Последний встречается на гнездовье южнее Полесья и севернее, но в Полесье бывает только на пролетах. Обращает внимание распространение в пределах республики таких видов, как обыкновенная чечевица и серый сорокопут. Обитая в ивняковых зарослях на лугах и болотах, чечевица еще довольно обычна на востоке

Полесья, но на западе при обилии таких же зарослей редка. Более того, на крайнем северо-западе Белоруссии, где заросли ивняка, чередующиеся с открытыми лугами, распространены по сравнению с Полесьем незначительно, чечевица, по нашим данным, оказалась весьма обыкновенной. Аналогичное распространение имеет и серый сорокопут. Он гнездится на востоке Полесья и известен на северо-западе республики. Белая лазоревка селится в увлажненных ольшаниках, ивняковых и тростниковых зарослях на лугах, однако при их обилии она на западе Полесья редка, а в направлении на северо- восток от Полесья встречается чаще. Не поддается объяснению и распространение красного коршуна, малого подорлика и большого подорлика. Следовательно, особенности комплексов орнитофауны- в разных частях Полесья зависят не только от современных условий, условий современных ландшафтов, хотя они и являются определяющими, но и от истории их формирования.

Орнитофауна Полесья сложилась в послеледниковое время и сравнительно молода. Как растительные группировки, так и населяющие их птицы неоднократно подвергались воздействию ледников, спускавшихся с севера. Она сложилась после второго наиболее мощного рисского оледенения, так как оно захватило всю территорию и катастрофически сказалось на всем комплексе ее обитателей. Допуская неравномерность движения ледника, можно полагать, что часть животного населения могла уцелеть, но большая часть или была оттеснена к  югу или погибла. Наступившее затем потепление вызвало таяние ледника, у кромки которого скоплялись воды в виде больших и малых озер. Холодные ветры с ледника способствовали произрастанию тундровой растительности. Территория Полесья, представлявшая котловину, была заполнена талыми водами, а ландшафт этой территории, был близок к современной тундре. В этот период сложились благоприятные условия для обитания водоплавающих птиц и куликов, которые постепенно расселялись к северу вслед за отступавшим ледником. Об этом говорят пролетные пути большинства видов птиц, следовавших в направлении ухода ледника и как бы повторявших пути своего былого расселения. Например, длинноносый и обыкновенный крохали в настоящее время обитают в северных водоемах. Обыкновенный крохаль к тому же гнездится и в пределах Белоруссии, но несколько севернее Полесья. Южнее этой точки упомянутые виды встречаются только на пролете. Но если иметь в виду, что летние встречи обыкновенного крохаля известны намного южнее Полесья, а длинноносый крохаль найден гнездящимся на берегу Черного моря, то объяснение этому следует искать в истории расселения видов. То же следует сказать о чернозобой гагаре, о гнездовании которой накапливаются материалы как на территории Полесья, так и намного южнее. Типичный элемент современной тундры—белая куропатка постоянно гнездится в Предполесье, но южнее ее нет. Однако в недалеком прошлом она еще гнездилась на Украине и исчезла, по-видимому, под влиянием хозяйственной деятельности человека. По нашему мнению, такими путями можно объяснить обитание в Полесье представителей тундры.

Растительность тундрового типа под влиянием потепления, сменилась более теплолюбивой и влаголюбивой. Считают, что в риссвюрмское межледниковье климат в Западной Европе был теплым и влажным. Это способствовало развитию теплолюбивых широколиственных пород и свойственной им орнитофауны. Такой же климат в межледниковье был на территории Белоруссии, в том числе и в Полесье. Данными пыльцевого анализа подтверждается, что в первую половину этого межледниковья в Белоруссии господствовали широколиственные леса из дуба, граба, липы. Вместе с этими лесами пришли на территорию Полесья южные и юго-западные, преимущественно дендрофильные виды птиц. Судя по их распространению, можно допустить, что широколиственные леса в этот период вышли далеко за восточные и северовосточные пределы Белорусского Полесья. Наступившее похолодание, предшествовавшее вюрмскому леднику, создало, вероятно, благоприятные условия для произрастания сосновых лесов, которые в различных сочетаниях покрыли все Полесье. Последний вюрмский ледник только частично захватил территорию Полесья, обогнув ее западную часть. Этим самым создалась большая возможность сохраниться широколиственным лесам и их орнитофауне на западе, чем на востоке, где надвинувшийся ледник оказал на растительный и животный мир непосредственное влияние.

Наступившее потепление вновь создало условия для развития теплолюбивой растительности, которая распространилась именно с юго-запада, так как даже в период вюрма на юго-западе были благоприятные условия.

Наличие в современном составе птиц Полесья авдотки, дрофы, полевого конька, являющихся представителями степи и лесостепи, указывает, что в определенный период на территории Полесья было засушливое ксеротермическое время. Оно наступило, вероятно, после вюрмского оледенения, следуя по времени за периодами после вюрмской тундры и господства широколиственных лесов. Нахождение этих видов преимущественно в восточной части Полесья, а с ними и других, сязанных с открытыми пространствами, дает основание считать, что засушливое время сказалось в первую очередь в этой части Полесья. Она отклоняется от типичного полесского ландшафта. Здесь преобладают повышенные песчаные всхолмления и мелкогривистый рельеф.

Таежная растительность во главе с елью могла проникнуть на территорию Полесья в условиях холодного, но довольно влажного климата. Если учесть, что флора рисс-вюрмского межледниковья была теплолюбивой, а после вюрмского ледника сначала преобладала тундра, широколиственные леса и было засушливое время, то климат, способствующий развитию тайги, наступил после засушливого времени и продолжается до наших дней.

Рядом орнитологов и зоогеографов замечено, что количество видов, свойственных типичной современной тайге, значительно больше на северо-востоке, чем на северо-западе Союза. Это дало основание считать, что распространение тайги в период наступившего похолодания началось именно с северо-востока и постепенно шло к северо-западу, захватив территорию Белоруссии. Но представители таежного комплекса орнитофауны распространены также в горных таежных лесах некоторых стран Средней и Западной Европы — западнее и южнее Белорусского Полесья. Трехпалый дятел, например, известен в горных лесах Австрии и Швейцарии, ореховка — в Польше, Германии, Венгрии, Чехословакии, чиж — на Карпатах. В связи с этим не исключено проникновение в фауну Полесья элементов таежного комплекса с запада и юго-запада. Залеты некоторых видов, например, красноголового королька, связанного с темнохвойными лесами и известного в Полесье, Беловежской пуще, но не найденного в более северных и северо-восточных районах, говорят о возможности подобного влияния. Не случайно на западе Полесья обнаружена О. Цедлицем и короткопалая пищуха, не случайно, по-видимому, трехпалый дятел отнесен им к форме alpina. Вторичным явлением следует считать проникновение в пределы Полесья горихвостки-чернушки, хотя и не связанной с темнохвойными лесами, но происходящей из этих мест.

Но каким бы ни было влияние таежных элементов запада, следует считать, что птицы темнохвойных лесов проникли в- пределы Полевья с севера и северо-востока. В пользу этого говорит то обстоятельство, что при сравнительно хорошей изученности орнитофауны республики и особенно Полесья подавляющее большинство находок относится к северной половине Белоруссии, тогда как в южной подобные находки единичны. Далее, если считать доказанным существование таежных формаций в горных условиях Западной Европы до эпохи оледенения, то незначительное влияние элементов авифауны этой тайги на местную становится понятным: они не могли преодолеть барьера из широколиственных лесов, господствовавших после вюрма. Наоборот, виды, распространенные в более молодой послеледниковой сибирской тайге, таких барьеров не встретили. Используя подходящие экологические ниши, они расселились к югу, проникнув не только в область елово-широколиственных, но в отдельных случаях и в область широколиственных лесов. О том, что распространенные в Белоруссии еловые леса имеют молодой возраст, свидетельствуют геоботанические исследования. Они показывают, что темно- хвойные леса Русской равнины послеледникового происхождения и что здесь все еще имеет место энергичное расселение ели, не занявшей всех благоприятных мест произрастания.

Интересным является заметное продвижение к югу типичного таежного вида—белобрового дрозда. Расселяясь к югу и отличаясь известной пластичностью, эта птица, по нашим наблюдениям, населяет стации, которые почти ничего общего не имеют с современной тайгой. В условиях Березинского заповедника белобровый дрозд в настоящее время — обычная птица елово-широколиственного леса, в условиях Полесья она уже встречается и в чистых широколиственных лесах. Это Дает основание считать, что белобровый дрозд расселяется на местах некогда существовавшей тайги. Эта тайга, вероятно, заходила южнее Полесья и изменила свой облик под влиянием человека.

Обыкновенная чечевица — не таежный вид, однако современный ареал ее в значительной степени совпадает с границей таежной растительности в пределах Союза. Приспособившись к жизни в условиях тайги и занимая подходящие биотопы, какими являются на территории Союза влажные луга с группами кустарников, широкие луговые долины рек, опушки хвойных и лиственных лесов, чечевица, вероятно, расселялась в направлении движения тайги, проникнув таким образом и на территорию Белоруссии, в том числе и в Полесье. В Полесье сталкиваются, а в некоторой степени налегают друг на друга ареалы западных и восточных видов.

Причину разделения видов на юго-западные и северо-восточные некоторые авторы видели в леднике, который, спустившись с севера, языком достиг Альп и таким образом разобщил эти виды. По нашему мнению, разделение восточных и западных видов могло идти и другими путями. В современных условиях малый и большой подорлики живут в сходных условиях. Это — широколиственные, нередко заболоченные или увлажненные леса. Не отрицая возможности миграции видов как в широтном, так и в долготном направлении от языка ледника, допускаем, что этот ледник действительно разделил ареалы этих видов. Но после его ухода, когда в Западной Европе, а также в Белоруссии господствовали широколиственные леса, оба эти вида, приспособленные к од-нотипным условиям, соединили бы свои ареалы и в современных условиях жили бы вместе. Однако этого, судя по имеющимся материалам, не наблюдается. Причину этого, по нашему мнению, следует искать в более позднем ксеротермическом времени, которое знаменовалось на территории Полесья, а возможно, и в соседних, преимущественно восточных, районах господством ландшафта сухой степи, препятствовавшей взаимному расселению этих видов. Не исключено, что влияние ксеротермического периода сказалось подобным образом и на распространении красного коршуна.

Кроме событий ледникового периода, в формировании со-временного облика орнитофауны Полесья большую роль сыграл человек, появившийся в Белоруссии в эпоху последнего Валдайского оледенения. Интересно проследить в этом отношении распространение гоголя. В настоящее время на Кольском полуострове и у Белого моря это — многочисленная птица. По направлению к югу численность гоголя уменьшается, и в Белорусском Полесье он довольно редкий вид. Гнездится гоголь преимущественно в дуплах деревьев. В Полесье с его лесными богатствами и обилием водоемов гоголь редок. Это объясняется вырубкой лесов вблизи водоемов. В настоящее время только в отдельных местах лесные массивы подходят к руслам полесских рек и речек. Отдельные деревья или группки их, оставшиеся кое-где у водоемов, обычно с пышной кроной, и дупла в них отсутствуют. Восстановить поголовье гоголей в Полесье можно развеской искусственных гнездовий вблизи водоемов.

На территории Полесья в прошлом был широко распространен глухарь. В XVII в. эту птицу находили даже близ Харькова и южнее. Как на Украине, так и в Белорусском Полесье сокращение запасов глухаря происходило почти исключительно за счет воздействия человека на лес; охота на эту птицу на тойах не практиковалась. Это воздействие при больших масштабах лесокультурных работ продолжается и теперь. Увеличить запасы этой птицы или хотя бы сохранить ее можно только путем учета интересов лесного и охотничьего хозяйств. По Г. Г. Доппельмайеру, необходимые для жизни глухаря условия могут быть созданы различной комбинацией изменений, которые возникнут в лесу при вмешательстве человека. Если сохранятся места токов, гнездования и источники питания, то глухарь может сравнительно легко приспособиться к изменениям в лесу. Опросные сведения о токах глухаря в лесничествах Лель- чицкого лесхоза и посещение некоторых из токов показывают, что тока почти наполовину располагались в местах, малопригодных для лесохозяйственного использования. Это по большей части довольно старые корявые древостой сосны при моховых болотах. При учете глухариных токов, а также мест гнездования и кормежки можно было бы при проведении работ считаться с условиями, недбходимыми для этой птицы. Весьма отрицательно сказываются на жизни глухаря сплошные рубки леса, особенно если они захватывают токовища птиц. В этом случае резко нарушается установившийся ритм размножения птиц и условия гнездования. Птицы в первую же весну после рубки перемещаются в другие места, попадают в худшие условия и, естественно, подвергаются большему влиянию со стороны многочисленных врагов, мешающих нормальному воспроизводству потомства. При проведении же выборочных рубок и обилии корма места токов в большинстве случаев не смещаются. В таком случае картирование токовищ в лесхозах и оставление занятых ими участков древостоев явилось бы первым хорошим началом в сохранении и увеличении численности этой птицы.

Отрицательно влияет рубка лесов и на распространение и численность рябчика, черного аиста и других видов. Вместе с этим освобождение площадей из-под леса способствует образованию новых орнитоценозов. В первый же год на местах рубок резко изменяется микроклимат, меняется состав травянистой растительности, ее топография, изменяется видовой состав беспозвоночных. По данным М. Н. Керзиной, пни на лесосеках интенсивно заселяются короедами, усачами, златками. На вырубках появляются каменки, жаворонки, прилетают на кормежку сизоворонки, удоды, дятлы. С возобновлением лиственных пород, образующих кустарниковые поросли, на лесосеках на второй год появляются сорокопут-жулан, овсянки, пеночки, славки, иногда луговой чекан. С увеличением возраста возобновляющихся пород дендрофильные виды птиц постепенно начинают господствовать. Рубка сосновых лесов, замена их лиственными при естественном возобновлении указывает, что многие виды птиц, характерные лиственным лесам, проникли на территорию и увеличились в численности именно таким путем.

Роль человека в становлении орнитофауны особенно хорошо заметна на примере расселения видов птиц, связанных с культурным ландшафтом. Такие широко распространенные виды, как домовый воробей, галка, грач, ласточка, домовой сыч, связаны с человеческим жильем. Их расселение в значительной степени обусловливалось ростом населенности, расширением площадей возделываемых человеком культур, развитием животноводства. Другие же, по большей части степные виды, как серая куропатка, перепел, удод, полевой и хохлатый жаворонки, полевой конек, полевой лунь, пустельга, расселяются и увеличиваются в численности за счет освоения болот и сокращения лесов. Занимая освобождающиеся из-под леса вырубки, гари, а также поля, луга, они проникли далеко на север. Заметим, что птицы, придерживающиеся культурного ландшафта, существовали задолго до появления этого ландшафта и не могут считаться обособленной труппой птиц. Наличие их в Полесье обусловлено постоянным, исторически сложившимся влиянием соседних территорий, выходцами которых они являются, с одной стороны, и хозяйственной деятельности человека, способствующей расширению их ареала,—с другой. В. В. Станчинский, нашедший на гнездовье полевого конька близ д. Самодуровка в б. Смоленской губернии, предполагал, что он здесь является реликтом некогда существовавшей пустынной фазы, но уже А. В. Федюшин, обнаруживший полевых коньков близ Лепеля в Белоруссии, полагал, что проникновению их сюда способствовала рубка лесов. Нами полевой конек был встречен как на совершенно голых песках, так и на вырубках соснового леса. Каждому случаю встреч этих птиц можно дать различное толкование, притом не всегда безупречное. Во всяком случае наличие полевого конька на песках с некогда вырубленным лесом является результатом воздействия человека. В то же время, обитая в степях и барханах юга России, в местах с засушливым климатом, полевые коньки в Полесье могли расселиться при господстве ландшафта степей, а возможно, и пустынь с многочисленными барханами и дюнами. Древними остатками их являются песчаные гряды и всхолмления, частью голые, частью покрытые сосновыми лесами и распространенные по всему Полесью. Роль в становлении орнитофауны особенно велика в наше время, когда развернувшееся освоение Полесья коренным образом и чрезвычайно быстро вносит изменения в природу этой территории.

В целом орнитофауна Белорусского Полесья смешанная. Каких-либо эндемичных, свойственных только этой территории видов нет. Распространение птиц обусловлено физико-географическими особенностями Полесья, исторически по-разному сложившихся в разных его частях.

  1. Чернолобый Сорокопут  
  2. Красноголовый Сорокопут  
  3. Серая Мухоловка  
  4. Мухоловка-Пеструшка  
  5. Мухоловка-Белошейка  
  6. Малая Мухоловка  
  7. Желтоголовый Королек  
  8. Красноголовый Королек  
  9. Пеночка-Кузнечик, Или Теньковка  
  10. Пеночка-Желтобровка  
  11. Речной Сверчок  
  12. Обыкновенный Сверчок  
  13. Соловьиный Сверчок  
  14. Дроздовидная Камышевка  
  15. Тростниковая Камышевка  
  16. Болотная Камышевка  
  17. Садовая Камышевка  
  18. Камышевка-Барсучок  
  19. Зеленая Пересмешка  
  20. Ястребиная Славка  
  21.  Садовая Славка  
  22. Черноголовая Славка  
  23. Серая Славка  
  24. Славка-Завирушка  
  25. Рябинник  
  26. Деряба  
  27. Певчий Дрозд  
  28. Белобровик  
  29. Черный Дрозд  
  30. Каменка  
  31. Луговой Чекан  
  32. Обыкновенная Горихвостка  
  33. Горихвостка-Чернушка  
  34. Варакушка  
  35. Зарянка  
  36. Лесная Завирушка  
  37. Крапивник  
  38.  Касатка, Деревенская Ласточка  
  39. Городская Ласточка  
  40. Береговая Ласточка  

18.01.2018